РАЗДЕЛ 2. Экономические механизмы сохранения биоразнообразия

 

Глава 2.5. Фонды поддержки сохранения биоразнообразия[7]

 

2.5.1. Опыт функционирования фондов поддержки сохранения
биоразнообразия

В соответствии со ст. 7 Федерального закона «О Федеральном бюджете на 2001 г.» [Федеральный закон №150-ФЗ] с 1 января 2001 г. в Российской Федерации упразднен Федеральный экологический фонд.

Этим же законом с 1 января по 31 декабря 2001 г. приостановлено действие пункта 2 ст. 21 Федерального закона «Об охране озера Байкал», в которой предусматривается образование целевого бюджетного фонда по охране озера Байкал [Федеральный закон №94-ФЗ], а также упраздняются Фонд управления, изучения, сохранения и воспроизводства водных биологических ресурсов и Федеральный фонд восстановления и охраны водных объектов.

В настоящее время 17 территориальных экологических фондов консолидированы в бюджеты субъектов Российской Федерации, 30 остались самостоятельными юридическими лицами, 42 находятся в ведении администраций субъектов Российской Федерации.

Основные источники поступлений средств в российские экологические фонды это:

·        платежи предприятий за допустимые (лимитируемые) и за превышающие их выбросы (сбросы, размещение отходов) загрязняющих веществ в природную среду;

·        штрафные платежи за аварийные выбросы (сбросы) загрязняющих веществ, платежи за сверхнормативное и не комплексное использование (потери) природных ресурсов и получаемого из них сырья;

·        средства, взыскиваемые в возмещение ущерба, причиненного государству нарушением природоохранительного законодательства в результате хозяйственной деятельности;

·        добровольные взносы предприятий, граждан и других источников.

Основные направления расходования средств российских экологических фондов:

·        строительство природоохранных объектов, включая долевое участие, а также предоставление средств предприятиям на строительство, техническое перевооружение, реконструкцию и капитальный ремонт объектов природоохранного назначения (в конце прошлого века на это направление приходилось до 30% всех расходов фондов);

·        участие в развитии материально-технической базы органов охраны природы (примерно 18% всех расходов фондов);

·        формирование республиканского (республики в составе Российской Федерации), краевого, областного и Федерального фондов (около 15%);

·        научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (немногим более 6%).

В России есть немногочисленные примеры функционирования природоохранных фондов или структурных обособленных подразделений крупных промышленных предприятий. Например, Группа «Сибирский алюминий», Российский союз промышленников и предпринимателей и Брянская торгово-промышленная палата учредили в конце прошлого века национальный Фонд «Страна заповедная» [«На пути к устойчивому развитию», 2000], а в нефтяной компании ОАО «ЛУКОЙЛ» существует разветвленная сеть природоохранных подразделений (см. приложение 2), затраты которых на природоохранные мероприятия составили в 1998 г. более 1 млрд. рублей [Отчет, 1999].

Все эти структуры объединяет единый подход к формированию их капитала – односторонние финансовые потоки из доходов своей компании, и – к формированию направлений расходования средств: на проведение природоохранных мероприятий только на объектах своей компании.

Выводы, сделанные на основе анализа отечественного опыта функционирования фондов поддержки сохранения биоразнообразия:

1.      Собираемость платежей за загрязнение окружающей природной среды оказалась на низком уровне, а их распределение между федеральным, областным и местным бюджетами – неэффективным. Последнее объясняется тем, что отсутствие механизма выбора приоритетов вложения средств не позволяет убедительно обосновывать их распределение.

2.      В деятельности всех экологических фондов не наблюдается научно и практически обоснованной системы финансирования природоохранных мероприятий, не говоря уж, про финансовую поддержку сохранения биоразнообразия.

3.      Отсутствовал четкий, а недавно и вовсе отменен, механизм зачета платежей за загрязнение окружающей природной среды при проведении природоохранных мероприятий.

4.      Следует иметь в виду, что наиболее эффективным является принцип аккумулирования платежей на тех уровнях, где существует много природоохранных проектов и где есть возможность квалифицированно их оценивать.

5.      Исходя из того, что в настоящее время на Минприроды России возложена функция проведения государственной политики в сфере использования и охраны природных ресурсов, а также охраны окружающей природной среды, напрашивается вывод о возможности создания единого фонда окружающей природной среды, объединяющего бюджетные экологические фонды и фонды воспроизводства природных ресурсов.

 

2.5.2. Обоснование создания фондов поддержки сохранения биоразнообразия в регионах и на местах

На основе анализа зарубежного и отечественного опыта функционирования природоохранных фондов, у авторов отчета сформировалось представление о целесообразности и направлениях совершенствования системы бюджетной и внебюджетной финансовой поддержки сохранения биоразнообразия и охраняемых природных территорий в рамках функционирования фондов поддержки сохранения биоразнообразия в регионах и на местах.

Организационно-финансовое обоснование и система финансовых стимулов сохранения биоразнообразия ориентированы на децентрализацию управления процессами согласования производственной и природоохранной деятельности и повышение роли внебюджетных источников финансирования.

В решении этой задачи особое место отводится специальному, локальному и межрегиональному фондам поддержки сохранения биоразнообразия.

 

Организационное обеспечение фондов поддержки сохранения биоразнообразия

Для России сегодня наиболее подходящей является двухзвенная форма управления финансовыми потоками поддержки сохранения биоразнообразия: а) государственное вмешательство в перераспределение финансовых потоков и б) управление внебюджетными средствами с помощью независимой структуры.

В принципиальной схеме функционирования Фонда поддержки сохранения биоразнообразия должно быть три основных составляющих: государственное протежирование деятельности Фонда, формирование его доходной части и направление расходования средств фонда.

Государственное протежирование должно заключаться в поддержке - в форме рекомендаций соответствующим государственным структурам, инициатив фонда и направлении в фонд средств, собираемых в виде платежей за загрязнение и природопользование, в той их части, которая идентифицируется с величиной ущерба, причиняемого биоразнообразию. Идентификация ущерба проводится на основе нормативно-методических документов, разрабатываемых по заданиям Фонда и утверждаемых соответствующими органами исполнительной власти. Кроме этого, фонд готовит для исполнительной и законодательной власти предложения и рекомендации по привлечению капитала коммерческих структур в процесс сохранения биоразнообразия (законопроекты, ведомственные приказы и т.п.).

Другая составляющая принципиальной схемы функционирования Фонда поддержки сохранения биоразнообразия – доходная часть фонда.

Предыдущий анализ этой проблемы показал, что основными источниками средств для такого рода фондов являются: целевое бюджетное финансирование, добровольные взносы граждан и организаций, доходы от предпринимательской деятельности и различного рода сборы и платежи.

В качестве дополнительных источников формирования доходной части фонда могут выступать средства, поступающие от реализации облигаций природоохранного займа, а также отчисления в фонд от суммы страховых премий, собранных страховщиками по операциям экологического страхования. Причем, последнее может выступать и как источник формирования средств фонда, и как направление расходования финансовых ресурсов при страховании фондом риска нанесения убытков реципиентам экологически опасными субъектами хозяйственной деятельности.

Среди дополнительных источников формирования доходной части фонда следует назвать и средства, получаемые в процессе приватизации народнохозяйственных объектов с учетом экологического фактора.

Третья составляющая принципиальной схемы функционирования Фонда поддержки сохранения биоразнообразия – направления расходования средств фонда.

Традиционное и вполне целесообразное направление – предоставление грантов. Этот механизм широко используется зарубежными природоохранными фондами, есть случаи такой поддержки сохранения биоразнообразия и в отечественной практике.

Еще одно направление – долевые инвестиции в привлекательные проекты. Конечно, экономическая практика требует, чтобы любые инвестиции, в том числе и долевые, окупались. Некоторые специалисты предполагают (Укрепление экологических фондов в России, 1999), что способы отбора проектов для долевых вложений экологических фондов в России позволяют рассчитывать на окупаемость вложений. Тем не менее, на наш взгляд, целесообразно вписать этот блок в расходную часть фонда, имея в виду, что, как и экологическое страхование, долевое финансирование проектов может быть и затратным и эффективным, - в зависимости не столько даже от количественных характеристик эффекта долевого участия, сколько от метода оценки этого эффекта.

На схеме отсутствует такое направление расходования средств фонда как предоставление кредитов и займов.

Предоставление кредитов и займов, которое практикуется в некоторых западных природоохранных фондах, в российских условиях является экономически нецелесообразным. Кредитные операции могут только поддерживаться фондом в виде гарантий предоставления банком кредита заемщику на осуществление природоохранной деятельности.

Тому есть несколько причин.

Во-первых, по российскому законодательству (Федеральный закон №17-ФЗ) кредиты могут выдавать только кредитные организации, получившие лицензию Центрального банка Российской Федерации. В то же время, «кредитной организации запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью (Федеральный закон №395-1).

Во-вторых, если у организации отсутствует лицензия на осуществление банковских операций, а она все-таки передает во временное пользование свои финансовые ресурсы, то суммы, полученные ею от передачи этих средств другим организациям, облагаются, согласно Закону Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» (Федеральный закон №1992-1), в полном объеме налогом на добавленную стоимость (письмо Минфина России от 14 января 2000 г. №04-03-11) и, в соответствии с Законом Российской Федерации «О дорожных фондах в Российской Федерации» [Закон №1759-1], – налогом на пользователей автомобильных дорог.

С экономической точки зрения такая деятельность фонда является убыточной, и даже безвозмездное предоставление грантов, – с этих позиций, представляется более эффективным.

В-третьих, российский законодатель не отрегулировал пока механизм доверительного управления средствами, которые могут быть переданы фонду. Так, ст. 1013 ГК РФ указывает, что самостоятельным объектом доверительного управления не могут быть деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом, и в ст. 7 Федерального закона №17-ФЗ это положение раскрывается следующим образом: «доверительное управление денежными средствами по договору с физическими и юридическими лицами может осуществляться организациями, не являющимися кредитными, только на основании лицензии, выдаваемой в установленном федеральным законом порядке». В то же время в Федеральном законе №395-1 указывается, что такие лицензии может получить только кредитная организация. Косвенно это подтверждает и Приказ ЦБ РФ от 02.07.1997 г. №02-287, которым утверждена Инструкция о порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации.

По этой причине блок гарантии кредитов включен нами в функциональную особенность фонда – предоставление обязательств, куда входят и обязательства перед эмитентом выпуска облигаций природоохранного займа.

 

Финансовое обоснование создания фондов поддержки сохранения биоразнообразия

Для финансового обоснования создания фондов поддержки сохранения биоразнообразия необходимо рассмотреть, во-первых, возможность и количественную значимость потоков денежных средств, формирующих доходную часть фонда, и, во-вторых, объемы финансирования природоохранных мероприятий из средств фонда.

В соответствии с рекомендациями раздела 1.2.1 целевое бюджетное финансирование деятельности фондов является одним из основных источников формирования его доходной части.

Экспертные расчеты поступлений бюджетных средств в специальные локальные фонды дают оценки от 300 тыс. рублей до 2 млн. рублей в год (в ценах 2001 г.), в зависимости от объемов поступления средств в областной и местный бюджетный экологический фонд. Оценка бюджетных поступлений в межрегиональные фонды колеблется в пределах 4-6 млн. рублей в год.

Добровольные взносы граждан и организаций как в специальные локальные, так и в межрегиональные фонды составят, по нашим предположениям, ничтожно малую величину. Правда, это не относится, как мы видели, к структурам, созданным при крупных промышленных компаниях. А если рассматривать зарубежных доноров, то большая часть средств фонда может быть сформирована из их взносов.

Доходы от предпринимательской деятельности (долевых вложений) формируются по разным статьям для специальных локальных фондов и для фондов межрегиональных. Как показывает анализ (см. раздел 1.1.1), эффективность работы фонда зависит от степени его специализации и учета местных природоохранных интересов. Изучение потребностей в организации производства, способствующего получению природоохранного эффекта и приносящего прибыль, – важнейшая задача специалистов фонда при планировании его доходной части за счет предпринимательской деятельности. Оценить доходы от такой деятельности довольно трудно, однако с уверенностью можно сказать, что они не будут слишком большими, т.к. исчисление прибыли в современном бухгалтерском учете никак не отражает природоохранного эффекта, и, следовательно, ее занижение на «природоохранную» составляющую уменьшает и доходную часть фондов.

В формировании поступлений в специальные локальные фонды определенную роль могут сыграть различного рода сборы и платежи. Доходы от контролируемой рекреационной деятельности могут составить до 30% текущих доходов таких фондов.

Однако при осуществлении мероприятий по различным сборам и платежам в регионе, следует иметь в виду новации, появившиеся в Федеральном законе «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» (Федеральный закон №2118-1) и Налоговом кодексе Российской Федерации (Налоговый кодекс). В частности, Федеральным законом «О Федеральном бюджете на 2001 г.» (Федеральный закон №150-ФЗ) установлено, что с введением в действие представительными органами власти субъектов Российской Федерации налога с продаж на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации, не взимается ряд налогов, предусмотренных статьей 21 Федерального закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» (Федеральный закон №2118-1)[8].

Вполне может произойти так, что сборы за пользование общественными рекреационными и т.п. услугами могут быть признаны сборами, имеющими характер налогов, - и по этой причине будут опротестованы в судебном порядке.

Средства, поступающие от реализации облигаций природоохранного займа, могут стать одним из основных источников формирования доходной части межрегионального фонда.

Мировой опыт свидетельствует: экономическое развитие немыслимо без кредитного рынка; анализ работы международных природоохранных фондов показал, что этой идеологии не чужд и рынок экосистемных услуг.

Получить кредит на природоохранную деятельность можно разными путями: взять его (если возможно) у государства, банка, международной организации или прибегнуть к необычному пока для российской экономики способу – выпуску природоохранного облигационного займа.

Природоохранный облигационный заëм следует рассматривать как вариант привлечения на добровольных началах средств юридических и физических лиц.

Этот заëм должен организовываться в межрегиональном пространстве, на котором заемщик из одного региона может найти кредитора из других мест. Финансовая и политическая ситуация в стране такова, что региональные рыночные шаги обладают большей уверенностью: региональные природоохранные (экологические) облигации подкрепляются средствами территориальных бюджетных экологических фондов, недвижимостью, землей, правами долгосрочной аренды, конкурентоспособной  продукцией местных предприятий, дефицитными рекреационными услугами.

При этом следует учитывать требования действующего законодательства, как в части создания фондов, так и в части правоспособности заключения договоров займа юридическими лицами. В соответствии со ст. 816 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций только в случаях, предусмотренных законом или иными правовыми актами. На сегодняшний день в силу ст. 817 ГК РФ облигации выпускает государство: Российская Федерация, субъект Российской Федерации, а также муниципальное образование. Согласно ст. 33 Федерального закона «Об акционерных обществах» (Федеральный закон №208-ФЗ) облигации может выпускать акционерное общество. В соответствии со ст. 31 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (Федеральный закон №14-ФЗ) облигации вправе размещать общество с ограниченной ответственностью. Федеральный закон «О некоммерческих организациях» (Федеральный закон №7-ФЗ) и параграф 5 гл. 4 ГК РФ не предусматривают и, таким образом, не дают возможности выпуска облигаций некоммерческими организациями, действующими, кроме всего прочего, в рамках специальной правоспособности (абзац 1 ч.1 ст. 49 ГК РФ).

В то же время в соответствии со ст. 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях» (Федеральный закон №7-ФЗ) различные фонды создаются в форме некоммерческой организации. Поэтому межрегиональный природоохранный фонд, созданный в форме некоммерческой организации, не может быть эмитентом облигаций природоохранного займа. Он может только взять на себя организацию природоохранного облигационного займа. В первую очередь это предполагает создание механизма и схемы выпуска облигаций природоохранного займа субъектом Российской Федерации и его гарантийное обеспечение. Причем гарантия может быть выдана как самим фондом, так и банком согласно ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» [Федеральный закон №395-1] и ст. 368 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Экологическое страхование – это еще один дополнительный источник формирования доходной части как специальных локальных, так и межрегиональных природоохранных фондов.

Федеральный закон №4015-1, (ст. 2) определяет страхование как отношения по защите имущественных интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных событий (страховых случаев) за счет денежных фондов, формируемых из уплачиваемых ими страховых взносов (страховых премий).

Суть страхования заключается в объединении ресурсов отдельных собственников в целях компенсации возможных (вероятностных) убытков любому из них.

Идеи страхования органично вписываются в рыночную систему, в механизм управления персонифицированной собственностью.

Экологическое страхование – это страхование гражданской ответственности источников повышенной экологической опасности за причинение убытков третьим лицам, образующихся в результате воздействия на реципиентов аварийно загрязненной окружающей природной среды.

В страховании используется хорошо известный эффект рассредоточения риска во времени и пространстве. Уплачивая страховые взносы (премии), величина которых относительно необременительна для страхователя, последний перекладывает гарантию возмещения убытков третьим лицам на страховщика, причем возмещаемый ущерб может многократно превосходить взносы страхователя. Страховщик же учитывает то, что страховые события носят вероятностный характер – как правило, они не происходят одновременно и в одном и том же месте.

Экологическое страхование создает взаимную экономическую заинтересованность страхователей и страховщиков в снижении риска аварийного загрязнения окружающей природной среды: у страховщика это прибыль, у страхователя – возможность компенсировать убытки и предотвратить аварии. В страховании ответственности за аварийное загрязнение окружающей природной среды должна отражаться персонификация причинителя вреда и реципиента.

Страховое возмещение в экологическом страховании покрывает, прежде всего, претензии третьих лиц, уменьшая тем самым издержки страхователей, но в определенных условиях и при дифференцированных тарифных ставках возмещению подлежат и убытки самих страхователей, образующиеся вследствие непреднамеренного аварийного загрязнения окружающей природной среды.

В сферу экологического страхования должны быть вовлечены все предприятия, деятельность которых в той или иной мере отнесена к экологически опасной, представляющей угрозу для биоразнообразия.

Основой определения опасности вида деятельности является презумпция потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной и иной деятельности – в соответствии со статьей 3 Федерального закона «Об экологической экспертизе».

Природоохранные фонды могут выступить и как долевые участники экологических страховых компаний, и как потенциальные страхователи риска антропогенного воздействия на биоразнообразие региона. Но в любом случае, средства резерва превентивных мероприятий страховой компании, связанной с природоохранным фондом, может и должен быть использован как источник формирования доходной части этого фонда.

Кроме того, экологическое страхование охватывает практически весь процесс взаимодействия хозяйствующих субъектов и реципиентов региона и, будучи включено в структурные взаимосвязи природоохранных фондов, может аккумулировать средства резерва превентивных мероприятий страховых компаний и направления их на предотвращение загрязнения окружающей природной среды.

Расчетные оценки показали, что участие фондов в операциях страхования ответственности за причинение убытков биоразнообразию в результате загрязнения окружающей природной среды может принести доходы фонду «Валдайский парк» в виде отчислений от сумм страховых премий в объеме 200-250 тыс. рублей и резерва превентивных мероприятий – 100-150 тыс. рублей в год, а Межрегиональному фонду «Живой Байкал» 1,2-1,5 млн. рублей и 500-600 тыс. рублей, соответственно.

В настоящее время механизм экологического страхования внедряется в ряде регионов России (Нижегородская область, Республика Башкортостан), а в ноябре месяце 2001 г. на выездных Парламентских слушаниях Законодательной Палаты Государственного собрания Республики Башкортостан «О состоянии и перспективах правового регулирования в области экологического страхования и аудита в Республике Башкортостан» было рекомендовано расширить сферу практического применения принципов экологического страхования, в том числе при финансовой поддержке сохранения биоразнообразия.

Рекомендации по подготовке документов для создания фондов поддержки сохранения биоразнообразия в регионах и на местах (на примере Межрегионального фонда «Живой Байкал» и Фонда «Валдайский парк»)

Многие, если не большинство, проблемы сохранения биоразнообразия России существуют лишь потому, что пока у общества не находится достаточных средств для их решения.

Проведенный анализ опыта функционирования различных природоохранных фондов, дает основания предполагать, что создание фондов поддержки сохранения биоразнообразия - Межрегионального фонда «Живой Байкал» и Фонда «Валдайский парк», позволит избавиться от некоторых накопившихся проблем и, что особенно важно, предотвратить появление новых.

1.      Изучение действующего российского законодательства, проведенная организационная и финансовая экспертиза показали, что Межрегиональный фонд «Живой Байкал» и Фонд «Валдайский парк» должны быть созданы в форме некоммерческих организаций в соответствии с Федеральным законом «О некоммерческих организациях» [Федеральный закон №7-ФЗ].

В соответствии с законодательством такие фонды могут учреждаться гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов.

2.      В число учредителей Фондов должны войти  уполномоченный орган субъекта (субъектов) Российской Федерации (Комитет по управлению имуществом, Территориальный орган МПР России), предприятия региона, банк, страховая компания.

Органом фонда, осуществляющим надзор за его деятельностью, принятием другими органами фонда решений и обеспечением их исполнения, использованием средств фонда, соблюдением фондом законодательства, является Попечительский совет фонда.

3.      Целью создания этих фондов должна стать поддержка региональной системы ООПТ и мероприятий по сохранению биоразнообразия, экологически ориентированного малого бизнеса, связанного с использованием биоресурсов,  сохранения редких видов растений и животных.

4.      В соответствии с законодательством создаваемые фонды будут вправе заниматься предпринимательской деятельностью, соответствующей целям, ради которых они организованы. Для осуществления предпринимательской деятельности фонды вправе создавать хозяйственные общества или участвовать в них. Прибыль от предпринимательской деятельности должна направляться на достижение целей фонда; при других направлениях использования прибыли, предпринимательская деятельность Фонда подпадает под действие законодательства о коммерческих организациях.

5.      Источниками формирования доходной строки фондов должны стать:

-         целевое бюджетное финансирование.

Экспертные расчеты поступлений бюджетных средств в специальные локальные фонды дают оценки от 300 тыс. рублей до 2 млн. рублей в год и в межрегиональные фонды – 4-6 млн. рублей в год;

-         добровольные взносы граждан и организаций.

За исключением иностранных донорских вливаний, добровольные взносы экспертно определяются небольшой величиной;

-         доходы от предпринимательской деятельности.

Долевые инвестиции в производства природоохранной направленности будут экономически малоэффективны, несмотря на большую природоохранную значимость.

Участие в эмиссионном синдикате регионального (Байкальского) природоохранного облигационного займа может принести его участникам до 90 млн. рублей дохода (см. приложение 3), часть которого должна пойти на удовлетворение природоохранных нужд.

Выход на рынок экологического страхования принесет доходы фонду «Валдайский парк», в виде отчислений от сумм страховых премий, в объеме 200-250 тыс. рублей и отчислений от резерва превентивных мероприятий – 100-150 тыс. рублей в год, а Межрегиональному фонду «Живой Байкал» – 1,2-1,5 млн. рублей и 500-600 тыс. рублей, соответственно;

-         различного рода сборы и платежи.

Годовые доходы от этих операций по предварительной оценке могут составить от 200 тыс. рублей для Валдайского региона и до 500 тыс. рублей в регионе озера Байкал;

-         доходы от приватизации народнохозяйственных объектов, в части, учитывающий экологический фактор.

Принятый 30.11.2001 г. Федеральный закон «О приватизации» позволяет рассчитывать на то, что экологический фактор будет отражен в выкупной стоимости объекта, а часть приватизационных доходов будет направлена на природоохранные нужды;

-         доходы, полученные за счет рентных платежей.

Аккумулирование этих средств в фондах позволит направлять рентные платежи не целиком на воспроизводство того ресурса, с которого государство присваивает ренту, а распределять их в зависимости от первоочередности задач сохранения биоразнообразия. Для Валдайского региона часть таких платежей оценивается в 200-300 тыс. рублей в год, и до 500 тыс. рублей в Байкальском регионе;

-         доходы, полученные от реструктуризации долгов, при условии проведения должниками природоохранных мероприятий.

Механизм «долги на проведение природоохранной деятельности» следует распространить не только на внешние долги страны, но и на внутреннюю задолженность предприятий перед бюджетом;

-          средства, получаемые от реализации программы «углеродного кредита»[9].

6.      Направления расходования средств фондов формируются следующим образом:

-         предоставление грантов;

-         долевые инвестиции в производства природоохранной направленности (с учетом специальной оценки экономической и природоохранной эффективности);

-         реализация механизма имущественной ответственности за причинение убытков реципиентам (участие в операциях экологического страхования, когда Фонд выступает в качестве страхователя);

-         оперативная организация финансовых потоков по ликвидации причиненного ущерба биоразнообразию в результате чрезвычайных событий;

-         создание и поддержание службы «Спасения биоразнообразия» для оказания экстренной помощи пострадавшим от экологических нарушений реципиентам;

-         резервирование в быстроликвидных активах денежных средств на случай возникновения ответственности по предоставленным в обеспечение займов гарантиям.

7.      Предполагается, что фондам будет оказана государственная поддержка. Она заключается в том, что по предложениям фондов органы исполнительной власти рекомендуют соответствующим государственным структурам поддержать инициативы фондов и определить напарвляемую им долю средств бюджетных экологических фондов. Кроме этого, фонды готовят для исполнительной и законодательной власти предложения и рекомендации по привлечению капитала коммерческих структур в процесс сохранения биоразнообразия (законопроекты, ведомственные приказы и т.п.), разрабатывают самостоятельно (либо по их заданиям) нормативно-методические документы и направляют их для принятия решения в соответствующие органы законодательной и исполнительной власти.

8.      Фонды привлекают иностранных доноров. При этом следует помнить, что страны-доноры обычно финансируют проекты, реализуемые на близлежащих к ним территориях. В любом случае, внешние инвесторы заинтересованы в целевом и эффективном использовании своих средств, а также нуждаются в помощи при отборе и реализации проектов. Но для того, чтобы внешние инвесторы оказывали финансовую поддержку фондам, необходимо разработать понятные и приемлемые для зарубежного инвестора процедуры отчетности по использованию выделенных средств. Главное требование этих процедур – четкость и прозрачность процесса принятия решений на любой его стадии, обеспечивающая контроль движения и использования финансовых средств.

9.      Фонды, обладая гибкостью и свободой в выборе приоритетов вложения средств, обосновывают свои природоохранные расходы насущными нуждами сохранения биоразнообразия. Для объективной оценки этих нужд создаются временные экспертные советы из специалистов соответствующих отраслей науки и практики. Фондам следует разработать механизм персональной ответственности членов экспертных советов за предложенные рекомендации по вложениям средств в природоохранные мероприятия. 

10.Учредители фондов должны предусмотреть возможность мониторинга природоохранной эффективности деятельности фондов и выработать четкие критерии и показатели достижения продекларированных фондом природоохранных целей.

11.Анализ деятельности специальных природоохранных фондов подтверждает необходимость государственной поддержки их функционирования в виде предоставления участникам фонда, объединивших свои денежные средства, налоговых льгот[10] и содействия в привлечении иностранных финансовых ресурсов.


(назад)