РАЗДЕЛ 1. Экономические аспекты сохранения биоразнообразия на национальном и глобальном уровнях

 

Глава 1.5. Экономическая оценка вклада природных экосистем в глобальную биосферную устойчивость

В 21 век международное сообщество вошло со всем грузом экологических проблем 20 века. Эти проблемы тем более сложны, поскольку их надо решать одновременно со сглаживанием неравенства экономического развития стран и их экономической интеграцией. В мире растет стремление направить развитие на эффективное совмещение производства экономического продукта и поддержание глобальной биосферной стабильности. Международное сотрудничество развитых и развивающихся стран должно осуществляться при справедливом разделении выгод от использования природных ресурсов и ответственности за негативные экологические процессы. Средством оптимизации такого сотрудничества может стать выработка финансовых механизмов взаиморасчета стран за пользование глобальными «экосистемными услугами».

На сегодняшний день созданы и с разной степенью эффективности действуют глобальные финансовые механизмы, осуществляемые наднациональными органами, средства которых формировались за счет взносов многих стран. Во-первых, это механизмы Глобального Экологического Фонда (ГЭФ). Во-вторых, финансовые средства, направляемые в соответствии с «Монреальским протоколом» Венской конвенции на борьбу с бедностью. В-третьих, группа механизмов Конвенции по изменению климата и Киотского протокола (механизмы «чистого развития», «совместного исполнения»). В-четвертых, экспериментальный «карбоновый фонд» Всемирного банка. Деньги этого фонда инвестируются в конкретные проекты - природоохранные и энергосберегающие. И, наконец, в-пятых, – механизмы так называемых «долгов за природу».

Созданные международным сообществом методы и механизмы, к сожалению, пока что неадекватно учитывают реальный вклад естественных экосистем разных стран в поддержание условий, пригодных для жизни человека и ведения эффективного хозяйства. Сохранение природных экосистем, наиболее полно выполняющих биосферные функции – главная задача международных финансовых механизмов в данной области. Участие в этом процессе всех стран, которые независимо от границ и политического режима пользуются устойчивостью биосферы и, соответственно, потребляют глобальные «экосистемные услуги», требует оказания международной политической, экономической, финансовой, научной и технологической поддержки «экологического донорства», как на национальной территории, так и за её границами. Нужны коллективные действия, в основу которых должна быть положена объективная оценка вклада стран в стабилизацию биосферных процессов и система справедливой компенсации за охрану дикой природы и ограничение экономического развития на крупных территориях, занятых естественными экосистемами.

Сокращение площади природных экосистем, их фрагментация, разбалансировка видовой структуры биоразнообразия (исчезновение аборигенных и появление чужеродных видов), разрушение традиционного природопользования коренных народов, деградация земель и опустынивание, химическое загрязнение и иные опасные процессы снижают саморегулирующие возможности биосферы. При высокой частоте аномальных явлений биота планеты может перейти в иное состояние, за чем последует крах всей сложившейся экономической системы Мира. Объем затрат на искусственное удержание неустойчивой биосферы в пригодном для человечества состоянии не поддается прогнозированию. Последнее десятилетие показало, что прежние международные инициативы и разработанные в их рамках механизмы недостаточно эффективны.

Ответом на «глобальный экологический вызов» может стать создание системы финансового взаимодействия государств, которая будет прямо способствовать росту выгод от предотвращения разрушения природных экосистем или их восстановления. Высокие доходы производств, основанных на концентрации населения, интенсивном использовании аграрной и технической инфраструктуры и связанной с этим индустриализацией среды, должны компенсировать экономические потери населения тех регионов и стран, сдерживание экстенсивного развития которых обеспечивает сохранение или даже увеличение площади не освоенных человеком естественных экосистем. Такой может быть цель предлагаемой инициативы.

Конкретные задачи по реализации этой инициативы можно сформулировать следующим образом:

·  корректная оценка масштабов потерь природных экосистем на территории каждой страны, в т.ч. с использованием методов дистанционного зондирования, ведение международного мониторинга изменений (опираясь не только на данные национальной статистики);

·  согласование методики регистрации и расчетов вклада каждой страны в глобальную устойчивость биосферы исходя из площади и биомассы естественных экосистем, их способности длительно сохранять жизнедеятельность, сбалансированности структуры биоразнообразия, а также таких особенностей как поддержание баланса углерода, продуцирование пищевой биомассы, уникальных биологических веществ и генетических комбинаций, регулирование стока и качества пресной воды, консервация вечномерзлых грунтов, защита от эрозии и пр.;

·  достижение соглашения о цене, которую мировое сообщество готово платить за снижение риска потери стабильности биосферных процессов;

·  достижение договоренности о принципах формирования и использования коллективных финансовых ресурсов для повышения макроэкономической эффективности охраны, восстановления и приращения площади естественных экосистем (куда, в каких размерах, в какой форме, с какими ограничениями и под какие гарантии направлять средства, чтобы эффективность инвестиций была высокой в натуральных и экономических показателях);

·  разработка и принятие механизмов использования средств для сохранения и увеличения объема «экосистемных услуг», приемлемых для стран с разным политическим устройством (обычные фонды; трасты; международные и национальные программы, стратегии, планы действий; глобальные проекты; соглашения; функционирование би-, трилатеральных ООПТ и пр.).

Согласование методик расчета вклада каждой страны в глобальную устойчивость биосферы, исходя из масштабов оказываемых ее природой «экосистемных услуг», требует коллективной верификации национальной и международной статистической информации по состоянию природных экосистем и их функциям. С учетом этой информации надо оптимизировать оценки «Доклада о мировом развитии» Всемирного Банка, других общемировых обзоров и рейтингов государств.

Переговоры о «цене» глобальных экосистемных услуг могут быть начаты с цифры 0,72% ВВП, которые развитые страны намеревались направлять на обеспечение глобальной устойчивости еще в 90-х годах прошедшего века. Оценка достаточности или недостаточности финансовых ресурсов, в конце концов, даст мировому сообществу рыночную стоимость работы, выполняемой не руками человека, а живой природой планеты.

Использование странами – «экологическими донорами» средств, получаемых в рамках новых финансовых механизмов, должно быть целевым для сохранения и увеличения объема предоставляемых мировому сообществу «экосистемных услуг». В то же время, регламентация экономического развития должна учитывать национальные интересы в развитии экономики, создании новых рабочих мест, повышении благосостояния населения, борьбы с бедностью и др. Достижение этих макроэкономических результатов не должно прямо или косвенно стимулировать новое освоение и трансформацию естественных экосистем в любой точке планеты.

Механизмы и инструменты, которые могут быть использованы для сбора, накопления и трансферта «международных денег» за «экосистемные услуги», могут быть традиционными (международные и национальные целевые фонды, программы, проекты и пр.) и оригинальными (например, выпуск международных облигаций для поддержки охраны, развития и поддержания особого режима пользования участков всемирного природного наследия). Такие предложения у России имеются для Байкальского региона, а в перспективе они могут быть сформулированы и для других территорий международного значения – Камчатки, Алтая, Северного Каспия и дельты Волги и др.

К рассматриваемым финансовым механизмам можно добавить другие адресные механизмы реализации инициатив, направленные на совершенствование национальной природоохранной политики и содействие выполнению странами – «экологическими донорами» биосферных функций. Например, средства могут быть направлены на такие эффективные действия, как:

·  поддержку национальных программ, планов действий, стратегий в области сохранения биоразнообразия;

·  поддержку научного потенциала страны, обеспечивающего охрану и мониторинг состояния биоразнообразия, устойчивое использование биоресурсов и пр.;

·  поддержка мероприятий по экологическому образованию и воспитанию, в т.ч. финансирование специальных изданий и природоохранного канала на национальном ТВ;

В чем суть предложений России? Мировое сообщество приблизилось к определению стоимости глобальных экосистемных услуг и не за горами фиксация этой цены в международных договоренностях. Надо полагать, что она не будет меньше значения 0,7% от ВВП, которое рассматриваемых в качестве базовых для механизма ГЭФ, а скорее приблизиться к 1,0% ВВП. Остается главный вопрос – «За что платить?».

Перечислим с точки зрения сегодняшних представлений набор «экосистемных услуг», которые способны оказывать страны - «экологические доноры» мировому сообществу в целом, но, в первую очередь, целевым образом странам с неэффективным балансом вклада в поддержание устойчивости биосферы и потерь естественных экосистем:

·  формирование запасов и продукции фитомассы растительного покрова с его физическими, химическими и биологическими свойствами для поддержания энергетической основы биосферы;

·  обеспечение нормальной циркуляции в биосфере биогенных веществ, защиты от водной, ветровой и термической (для вечномерзлых грунтов) эрозии плодородного слоя почв, предотвращение их деградации и опустынивания;

·  сохранение глобального биоразнообразия и всех его полезных свойств, в т.ч. генетических ресурсов, уникального лекарственного, селекционного и пр. материала;

·  сохранение, накопление, формирование стока и качества пресных поверхностных и подземных вод, определение прогнозируемых по срокам и объемам параметров сезонных паводков;

·  предотвращение негативных последствий изменения или нестабильности климата;

·  поддержание оптимального баланса кислорода, углерода и парниковых газов в атмосфере;

·  сохранение среды обитания народов с традиционными формами природопользования;

Вся совокупность рассматриваемых биосферных функций, а также множество еще неизвестных науке полезных и важных для жизни планеты природных свойств и функций, объединяются в интегральную услугу по поддержанию устойчивости биосферы в целом.

Можно дать предварительную оценкувклада природных экосистем по странам мира в глобальную биосферную устойчивость.

Устойчивость биосферы поддерживается функционированием природных экосистем суши и океана. Поскольку ответственность стран за сохранение живой природы распространяется на их национальную территорию, все расчеты проведены без учета роли экосистем Мирового Океана. Используя данные об общей площади стран мира, площади природных нарушенных человеком земель, имеющиеся в базах данных ООН, ФАО, Института мировых ресурсов (таблица 1.2), можно оценить вклад каждой страны, как в сохранение сухопутных экосистем, так и в их потери. В каждой стране к нарушенным экосистемам отнесены земли поселений и дорог, пашни, интенсивно используемые леса и пастбища. В последних случаях использованы критерии высокого уровня заготовок древесины и значительной пастбищной нагрузки. Пахотные земли рассматриваются как «потери», потому что агроценозы являются неустойчивыми системами, не способными к самоорганизации и требующими от человека дополнительных энергетических затрат для функционирования.

 

Таблица 1.2

Общая площадь и доля природных (ненарушенных) экосистем суши

в странах, несущих наибольшую ответственность

за сохранение устойчивости биосферы Земли

 

Россия

Бразилия

Австралия

Канада

США

Китай

Судан

Площадь земель тыс. км2

17 000

8 460

7 640

9 220

9 570

9 330

2 380

Дороги и поселения, %

1,3

1,7

1,0

0,7

4,5

3,4

0,7

Пашни, %

8,1

6,0

6,1

4,9

19,6

10,3

5,5

Пастбищ %

4,7

22,0

54,5

3,0

25,0

34,2

46,3

из них нарушено, %

0,6

3,6

2,0

0,2

2,0

4,0

3,6

Лесов, %:

47,2

57,8

19,0

53,6

29,9

13,6

18,7

из них нарушено, %

3,7

3,1

0,8

4,3

5,1

2,8

1,3

% естественных экосистем

86,3

85,6

90,1

89,9

68,8

79,5

88,9

 

Более точная оценка учитывает различие экосистем суши по наиболее существенным для устойчивости экосистем параметрам. Для этого могут быть привлечены данные о продуктивности природных растительных сообществ, полученные в рамках Международной биологической программы (МБП), и данные о составе флоры и фауны – числе видов птиц, млекопитающих, амфибий, рептилий большинства стран мира, представленные в Национальных Докладах по сохранению биоразнообразия и в мировых сводках (например, в «Докладах о мировом развитии»).

Для природных и малоизмененных экосистем могут быть использованы данные о запасах биомассы, о способности биоты длительно сохранять жизнедеятельность, и о сбалансированности структуры биоразнообразия. Эти параметры интегрально характеризуют основные стороны жизнеспособности (устойчивости) экосистем. Первый (биомасса) отражает накопление энергии системы, второй (биомасса/продуктивность) – эффективность использования энергии живым веществом экосистем, их к.п.д., третий (сбалансированность структуры) – потенциал адаптации экосистем к меняющимся условиям за счет изменения комбинаций обитающих в них видов.

Сведений, имеющихся в мировых базах, достаточно для определения в первом приближении вклада естественных экосистем каждой страны в сохранение растительной массы, эффективности и адаптивного потенциала наземной биоты планеты. С использованием этих же данных определяют роль каждой страны в потерях основных биосферных функций естественных экосистем суши, замененных искусственными или антропогенно нарушенными экосистемами (таблица 1.3).

 


Таблица 1.3

Вклады стран в сохранение и потери биомассы, эффективности

и адаптивного потенциала биоты наземной части биосферы Земли

 

Россия

Бразилия

Австралия

Канада

США

Китай

Судан

Естественные экосистемы тыс. км2

14667

7234

6884

8295

6587

7410

2112

сохранено % биомассы

11,5

12,9

7,2

7,0

5,6

4,1

1,8

сохранено % эффективности

17,7

3,6

6,0

8,9

6,6

6,4

2,0

сохранено % адаптивности

7,2

1,4

5,7

2,3

4,6

3,5

6,6

Нарушенные экосистемы тыс. км2

2329

1222

760

926

2986

1916

264

потеряно % биомассы

6,9

8,6

3,0

3,0

9,6

4,1

0,8

потеряно % эффективности

11,8

4,5

2,8

4,2

12,6

7,0

1,0

потеряно % адаптивности

4,5

1,0

2,5

1,0

8,3

3,6

3,2

 

Среднее из этих оценок можно считать адекватным отражением вклада страны в сохранение глобальной устойчивости биоты суши (таблица 1.4). Суммарные потери устойчивости экосистем можно отнести к общей численности человечества, что даст среднемировой показатель потерь на душу населения. Аналогичные показатели могут быть рассчитаны для каждой страны отдельно. Соотношение национального и среднемирового показателей (вторая строка таблицы 1.4) отражает неэффективность использования биосферных ресурсов в границах национальной территории.

Полученные оценки позволяют предложить вариант взаиморасчетов стран за «сохранение-потери» биосферной устойчивости. В основе таких взаиморасчетов может лежать соглашение о цене, которую мировое сообщество готово платить за снижение риска дестабилизации биосферы. Расчет выполнен для варианта затрат на сохранение устойчивости биосферы в размере 1% суммы ВВП всех стран мира, что лишь немного превышает заявленную развитыми странами норму расходов на сбережение биосферы.

 

Таблица 1.4

Интегральная оценка вклада стран в сохранение и потери устойчивости экосистем наземной части биосферы Земли и возможный вариант взаиморасчетов

за экосистемные услуги (для среднемировой нормы 1% ВВП)

 

Россия

Бразилия

Австралия

Канада

США

Китай

Судан

Потеряно устойчивости %

7,8

4,6

2,8

2,7

10,2

4,9

1,7

Потери устойчивости на душу населения (% от среднемирового уровня)

302

162

874

530

221

23

348

Коэффициент взноса - % ВВП

1,24

1,10

1,51

1,38

1,17

0,76

1,27

Взнос, млн. долл. США

4150

5690

5220

8650

74500

3310

272

Сохранено устойчивости %

12,1

6,9

6,3

6,1

5,6

4,7

3,4

Выплат на охрану природы, млн. долл. США

28600

16200

14900

14400

13200

11100

8120

Баланс (выплаты-взнос), млн. долл. США

+24500

+10500

+9660

+5720

-61280

+7780

+7850

Баланс, +/- % ВВП

+7,4

+2,08

+2,85

+0,93

-0,98

+1,83

+37,37

 

Данные таблицы 1.4 показывают ключевую роль России в сохранение устойчивости биосферы Земли. Однако сейчас в России происходит подъем экономики, в значительной степени опирающийся на добычу природного сырья, что приводит к потерям устойчивости. В этом процессе активно участвуют зарубежные, в т.ч. транснациональные компании. В ходе реализации этих проектов выделяется много средств на сохранение природы, но не всегда достигается баланс экономических выгод и биосферных потерь. На 1 доллар инвестиций в новое освоение приходится 2-4 м2 нарушенных земель, восстановление которых обходится в 2-8 долларов за м2. Оптимизацию этого соотношения сдерживает отсутствие эффективных финансовых механизмов сохранения и восстановления природы в России и привлечения на эти цели «интернациональных денег».

Ставка взноса для всех стран мира может быть установлена близкой к 1% ВВП, но те страны, в которых потери устойчивости экосистем на душу населения ниже среднемировых (Китай) могут платить по согласованию меньше, а неэффективные пользователи природными ресурсами – больше («Кто больше намусорил, тот больше вкладывает сил и средств в уборку»). При такой схеме взносы стран будут стимулировать национальные правительства к восстановлению природных экосистем и развитию в границах староосвоенных территорий.

Реальные расходы национальных экономик будут существенно ниже, поскольку каждая страна может рассчитывать на получение части собранных средств, пропорционально их вкладам в сохранение устойчивости живой природы (пятая строка таблицы 1.4). Средства, выделяемые всеми странами мира (как государствами, так и частными компаниями) для сохранения глобальной устойчивости, должны направляться на природоохранные нужды или для подъема уровня жизни местного населения в странах с низким ВВП на душу населения, которое отказывается от видов деятельности, способных разрушать устойчивость экосистем. Предлагаемая схема взаиморасчетов обеспечивает объективную экономическую оценку ненарушенных и неиспользуемых в производстве экосистем через «готовность платить», но не на уровне индивидов, а на уровне государств. Подобная оценка со временем даст точный экономический эквивалент выгод, приносимых естественными экосистемами и убытков, связанных с их разрушением во всех странах мира.

В рамках предлагаемого соглашения появляются объективные критерии для распределения международной помощи, в том числе создаются предпосылки для превращения зачета «долгов за природу» из уникальной операции в устойчивую систему международных финансовых взаимоотношений. Подобное развитие способно привлечь к позитивному сотрудничеству такие влиятельные организации как «Лондонский» и «Парижский» клубы кредиторов. При двухстороннем сотрудничестве страны, имеющие отрицательный баланс взносов и компенсаций за сохранение естественных экосистем (например Нидерланды) или национальные компании таких стран, могут ставить вопрос о зачете в качестве своего вклада тех природоохранных затрат, которые осуществляются ими на территории стран имеющих положительный баланс (например в России). В предлагаемой схеме уникальная активность Нидерландов, Норвегии и Финляндии по финансированию природоохранных проектов в России может получить мощное обоснование для убеждения налогоплательщиков этих европейских стран и некоторых сторонников «изоляционистской политики» в России. По сути дела эта активность является предвестником предлагаемого международного механизма экономического управления глобальной устойчивостью и глобального мониторинга состояния природных экосистем.

Стартовая база платежей (1% ВВП) не существенно превышает уже взятые развитыми странами обязательства, но в обмен развитые страны получат определенные выгоды, например, возможность наращивать индустриальную мощь внутри своих территорий с развитой инфраструктурой. Потерю природной устойчивости они смогут компенсировать за счет покупки квот на восстановление естественных экосистем в других странах, где такое восстановление более эффективно по натуральным и экономическим показателям. Подобное положение даст развитым странам объективные основания контролировать расходование выделенных средств для предотвращения их использования на проекты, ведущие к прямому или косвенному разрушению природных экосистем.

При достижении подобного соглашения станет возможной рыночная оптимизация всей природоохранной деятельности. Средства будут вкладываться в те проекты восстановления живой природы, которые с меньшими затратами достигают равноценного приращения площади, биомассы, продуктивности и биоразнообразия природных экосистем. Соответственно каждая страна сможет предложить на международные аукционы не только посадки лесов, как это допускается соглашением о депонировании парниковых газов, но и любые проекты восстановления природных экосистем. Может быть развязан сложнейший узел проблем поиска источника компенсации местному населению при создании на их землях охраняемых природных территорий или даже отказе от использования малопродуктивных земель, например в сухих степях. Подобный механизм может оказать существенное влияние на решение проблем развития засушливых регионов (Сахель, Средняя Азия) в рамках международной Конвенции по борьбе с опустыниванием. Суммы подобных контрактов дадут в объективную рыночную цену услуг по поддержанию глобальной устойчивости на территории любой страны, биома или типа экосистем.

Дальнейшее развитие событий может зависеть от характера договоренностей, которые могут быть достигнуты на разных стадиях переговоров стран – членов «Клуба экологических доноров» и стран получателей экосистемных выгод. Сценарии развития инициатив формируются не столько на основе вариантов предлагаемой доли компенсационных платежей - 0,5% 0,7% 1,0%, сколько в зависимости от числа стран, входящих в соглашение, и доли «дополнительного финансирования» (софинансирования со стороны страны-получателя «экологических денег»), а также механизмов их эффективного использования.

Следует обратить внимание на необходимость интегрирования глобальных финансовых механизмов, в т.ч. ГЭФ, «Монреальского протокола» Венской конвенции, Конвенции по изменению климата и Киотского протокола, «карбоновый фонд» Всемирного банка, «долгов за природу», инициатив Европейского Союза, заложенных в механизмы действия «Северного измерения», соглашений по Балтийскому морю и Баренцрегиону и др.

При наличии единого механизма реализация требований многих международных конвенций, направленных на сохранение природы Земли (Конвенция о биологическом разнообразии, Конвенция по изменению климата, Рамсарская конвенция, Конвенция ЮНЕСКО о Всемирном культурном и природном наследии, Бонская конвенция, Бернской конвенция и др.), может быть облегчена.

 


(назад)