РАЗДЕЛ 1. Экономические аспекты сохранения биоразнообразия на национальном и глобальном уровнях

 

Глава 1.3. Экономическая эффективность сохранения биоразнообразия

Адекватный – современной социально-экономической ситуации страны – учет экономической ценности природы, биоразнообразия имеет существенное значение для улучшения ситуации в охране окружающей среды и использования природных ресурсов в России. Он способствует принятию правильных экономических решений на основе определения экономической эффективности, расчета выгодности и прибыли проектов и программ.

Выбирая варианты перехода к устойчивому развитию, различные проекты и направления экологизации экономики необходимо хотя бы в общих чертах иметь критерий, измеритель – какой проект, вариант или направление лучше. Для этого необходимо оценивать экономическую эффективность проекта (программы, направления развития и т.д.). Проект следует реализовать, если он экономически эффективен, и, наоборот, если проект неэффективен, то его нужно отвергнуть. Конечно, экономическая оценка экологических функций, природных объектов и пр. дело чрезвычайно сложное и порой невозможное, о чем было сказано в предыдущем параграфе. Однако, к сожалению, средства (любого рода затраты, инвестиции) всегда и при любой экономической системе дефицитны и в любом случае необходимо делать ограниченный выбор между большим количеством вариантов решений.

В экономике механизмом такого выбора выступает сопоставление затрат и выгод (результатов) в денежном выражении или определение экономической эффективности проекта/программы. Данный подход получил название анализ «затраты - выгоды» (АЗВ). Таким образом, экономическую эффективность необходимо считать для наилучшего использования ограниченных ресурсов.

Экономическую эффективность также часто определяют как соотношение затрат и эффекта, который отражает стоимостной прирост выгод в результате реализации проекта. В нашей стране в теоретических исследованиях и в конкретной практике широко использовались различные методики определения экономической эффективности капитальных вложений, в том числе и в природоохранные мероприятия. Основные принципы этих методик были разработаны академиком Т.С. Хачатуровым в 70-е и 80-е гг. прошлого века. В качестве затрат брался показатель капитальных вложений, который сопоставлялся с эффектом от этих затрат. Полученный в результате деления коэффициент сопоставлялся с нормативным коэффициентом, на основе чего делался вывод об эффективности или неэффективности проекта.

Надо различать эффект и эффективность. Очевидно, что необходимо сопоставлять потенциальный эффект с вызвавшими его затратами, т.е. считать эффективность. Получение большого эффекта может потребовать огромных затрат, что сделает проект экономически неэффективным.

Если свести принятие решений в экономике к самой простейшей формуле, то это будет соотношение выгод (В) и затрат (С). Если выгоды больше затрат, то проект, мероприятие или программа  считаются эффективными и пригодными для реализации. В зависимости от экологической направленности проекта/программы к общим выгодам может добавляться эколого-экономический эффект или соответственно - если проект/программа "антиэкологичен" - вычитаться. Последний случай очевидно является самым распространенным, и затраты при этом увеличиваются. Соотношение, при котором проекты сохранения биоразнообразия эффективны, выглядит следующим образом:

 

; (1.1)

 

где Ве – эколого-экономический эффект проекта/программы;

Се – эколого-экономический ущерб (дополнительные затраты) проекта/программы.

Очевидно, что в случае отсутствия или заниженности оценки природных благ принимается неправильное, антиэкологическое решение: при сопоставлении различных вариантов развития экологосбаланированный вариант проигрывает в сравнении с традиционными экономическими решениями в результате двух возможных причин:

1) занижение выгод от сохранения природы, что приводит к уменьшению суммарной выгоды (не учитывается Ве в формуле (1.1)). Этот вариант типичен для случая биоразнообразия;

2) занижение затрат, что связано с недооценкой потенциального экологического ущерба, занижением негативных внешних издержек (отрицательных экстерналий), накладываемых на общество, других экономических субъектов (занижение Се в формуле (1)) (в экономической теории это проблема "интернализации  экстерналий" - замыкания внешних эффектов и отражение их в цене самого производителя загрязнений).

Оба этих варианта приводят к неконкурентоспособности природы.

В России такая ситуация ярко проявляется при принятии решений в пользу развития энергетического, добывающего, лесного и аграрного секторов.

Таким образом, адекватный экономический учет экологического фактора зачастую коренным образом меняет приоритеты в экономических решениях, дает новую экономическую реальность.

Таким образом, в современных экономических условиях сохране­ние биоразнообразия должно доказывать свои преимущества в конку­рентной борьбе с альтернативными способами использования конкрет­ной территории, где имеются биологические ресурсы. К альтернатив­ным способам могут быть отнесены ведение сельского хозяйство, лесозаготовки, различные виды строительства и пр. Основное экономическое условие сохранения биоразнообразия является следующее:

 

; (1.2)

 

где Bb и Cb – соответственно выгоды и затраты от сохранения биоразнообразия;

Ba и Ca – соответственно выгоды и затраты от альтернативных вариантов использования территории.

Формула (1.2) и ее возможные модификации по существу предполагают учет альтернативных стоимостей для сохранения биоразнооб­разия, т.е. выгоды, которые теряют индивидуумы или общество, например, из-за консервации территорий. Эти издержки включают недополучение продукции от охраняемых территорий (виды животных и растений, древесина). Альтернативные стоимости также включают выгоды, которые могли бы быть получены от альтернативного использования (развитие сельского хозяйства, интенсивное лесное хозяйство и пр.).

Важной экономической проблемой в сохранении биоразнообразия является несовпадение глобальных и локальных (страна, регион) выгод. То, что невы­годно для отдельного региона, страны может оказаться жизненно важным для других стран, всей планеты. Например, вырубка тропи­ческих лесов, утрата редких видов флоры и фауны в отдельных стра­нах оказывают негативное воздействие на биосферу всей планеты. Локальные выгоды от таких действий гораздо меньше глобальной вы­годы от сохранения этих природных ресурсов. В то же время в слу­чае сохранения природных благ на локальном уровне (охраняемые территории, леса и пр.) местное население не получит выгоды, а, наоборот, может ухудшить свое благосостояние. Эта ситуация типич­на для многих развивающихся стран.

В показателях затрат и выгод явление несовпадения глобальных и локальных выгод можно описать следующим образом:

 

; (1.3)

 

где Bd и Cd - соответственно локальные выгоды и затраты.

 

Превышение локальных затрат над локальными выгодами (1.3) по­казывает, что для местного сообщества невыгодно сохранять био­разнообразие, и в этом случае будет использован другой природоемкий вариант развития. Эта ситуация, к сожалению, характерна для всего мира.

В связи с этим необходима идентификация локальных выгод для населения, регионов, региональных отраслей экономики от сохранения биоразнообразия, которые могут проявляться в самых различных формах и сферах. Эти выгоды необходимо конкретизировать, искать новые и переводить их в практическую плоскость дополнительных доходов регионов. К реальным и потенциальным локальным выгодам можно отнести:

·        Развитие буферных зон вокруг особо охраняемых природных территорий (ООПТ) для ведения хозяйствования с определенными экологическими ограничениями (лесное и сельское хозяйство, подсобное хозяйство и т.д.);

·        Увеличение производства (например, сельского хозяйства – за счет улучшения водорегулирования, снижения эрозии при сохранении и посадке леса, сохранения водно-болотных угодий);

·        Сокращение производственных издержек (чистые водные источники, очистные функции болот позволяют снизить затраты предприятий, коммунально-бытовых служб, населения на предварительную очистку воды, необходимую по технологическим и гигиеническим условиям);

·        Рост привлекательности земель в экологически чистых зонах для строительства оздоровительных и туристических объектов, жилищного строительства. Это повышает цену таких участков (возможны доходы региона от дополнительных инвестиций, налогов, в том числе земельного налога);

·        При сохранении экосистемного потенциала устойчивость во времени потоков доходов от различных видов хозяйственной деятельности (рыболовство, сбор побочных продуктов леса, лесное хозяйство и пр.);

·        Доходы от глобальных экосистемных функций природы региона (продажа углеродных квот при лесопосадках и лесовосстановлении, внешние средства на сохранение биоразнообразия и пр.);

·        Продажа разрешений на ограниченную деятельность на ООПТ (где разрешено по закону): санитарная вырубка леса, охота, рыболовство, сбор грибов и ягод и пр.;

·        Привлечение дополнительных доходов и инвестиций за счет развития экологического туризма, расширение возможностей занятости местного населения;

·        Получение грандов на сохранение биоразнообразия (российских и зарубежных);

·        Экономические выгоды за счет улучшения здоровья населения (социальный эффект) в условиях чистой окружающей среды в зонах вокруг ООПТ (снижение затрат населения и государства на лечение, увеличение производительности людей за счет сокращения дней болезни и пр.).

Денежная оценка перечисленных локальных выгод может способствовать экологизации социально-экономического развития регионов, дать дополнительные аргументы в пользу охраны природы.

Соотношение локальных (страновых, региональных) затрат и выгод принципиально для решения и других глобальных экологических проблем. Например, проблема изменения климата может быть эффективно решена и на локальном уровне с выгодой для страны, без помощи мирового сообщества. Здесь можно упомянуть программы энергосбережения, сокращения транспортных выбросов, что, наряду с прямым экономическим эффектом (экономия топлива, бензина и пр.), позволяет снизить выбросы парниковых газов. То есть для случая программ/проектов по предотвращению глобального изменения климата в соотношении (1.3) на страновом и региональном уровнях выгоды могут превышать затраты:

 

; (1.4)

 

Основным условием выгодности сохране­ния биоразнообразия для мирового сообществав данном регионе является следующее условие (с учетом (1.3) и (1.4)):

 

; (1.5)

 

Соотношение (1.5) показывает необходимость превышения суммы локальных и глобальных выгод над локальными затратами.

Для того чтобы соотношения (1.2) и (1.5) выполнялись, т.е. сохранение биоразнообразия было выгодно экономически, самое сложное - это корректный учет выгод такого сохранения, экономической оценки биологических ресурсов. И здесь перспективной яв­ляется концепция общей экономической ценности (см. раздел 3). В ней делается попытка, наряду с прямой потребительной стоимостью, оценить и стоимость "неиспользования" ресурса, его сохранения и консервации, что принципиально для биоразнообразия.

Частным случаем сглаживания неравенства в распределении затрат и выгод от сохранения биоразнообразия является задача по справедливому и равноправному получению выгод, возникающих в результате использования генетических ресурсов, поставленная в Конвенции по биоразнообразию (Рио-де-Жанейро, 1992).

В практическом плане для повышения локальных выгод от сохранения биоразнообразия для отдельных стран в настоящее время формируются несколько механизмов:

· Глобальный Экологический Фонд (ГЭФ);

· потенциальный глобальный рынок углеродных квот;

· механизм "долги в обмен на природу" (debt-for-nature-swaps) и др.

На международном уровне создан ГЭФ, основная цель которого - инвестировать природоохранные  мероприятия, не дающие значительной локальной выгоды (сохранение биоразнообразия, изменение климата, сохранение озонового слоя и пр.), но важных для всей планеты. Основными спонсорами ГЭФ являются развитые страны, а получатели средств - в основном развивающиеся страны. Так, для России ГЭФ предоставил специальный гранд на сохранение биоразнообразия на сумму свыше 20 млн. долларов.

Для сохранения биоразнообразия опре­деленную пользу может принести такой международный экономический механизм как "долги в обмен на природу". Суть этого механизма заключается в следующем. Сейчас практически все разви­вающиеся страны и страны с переходной экономикой имеют колоссальные долги, и вероятность их полного возвра­та весьма мала. В этой ситуации страна или организация, заботящиеся об охране природы, могут диктовать определенные условия стра­не-должнику двумя способами. Во-первых, если это долг самой стра­не, тогда она может поставить некоторые экологические требования стране-должнику, которая должна их выполнить за свой счет, взамен на погашение части долга (например, создание в определенном месте охраняемой территории, проведение экологических мероприятий и т.д.). Во-вторых, заинтересованная страна или организация могут купить часть дол­га страны-должника на мировом рынке (это обычно об­ходится на 50-80 процентов дешевле, чем реальная сумма долга) и обязать должника инвестировать эквивалентную части долга сумму в экологические мероприятия. То есть происходит своеобразный зачет экологоориентированных расходов в счет погашения долга, обмен "долги-природа". Сегодня в мире имеются примеры действия такого механизма в Польше, Болгарии, Боливии, Филиппинах, Замбии.

 

Оценка эффективности мероприятий/проектов по сохранению биоразнообразия

Формулы (1.1)-(1.5) действенны для «одномоментной» ситуации, ограниченного отрезка времени, например года. Все становится сложнее, когда рассматривается многолетний проект. Здесь приходится сопоставлять современные затраты и выгоды и будущие затраты и выгоды. И становится необходимым введение фактора дисконтирования, что позволит сравнивать современные суммы денег и будущие. Дисконтирование позволяет привести «будущие» деньги к современному моменту.

Такой подход применим и для соизмерения затрат и выгод во времени. Сегодняшние затраты и выгоды больше чем их аналогичные величины в последующие годы. С учетом фактора времени соотношение (1.1) может быть записано в следующем виде:

 

.                       (1.6)

 

где r – коэффициент дисконтирования.

 

Соотношение (1.6) позволяет соизмерять меняющие во времени затраты и результаты/выгоды. В экономике это соотношение широко распространено для измерения эффективности проектов или программ, и оно известно как чистый дисконтированный доход (NPV). В том случае, когда показатель чистого дисконтированного дохода больше 0, тогда проект или программа считаются эффективными и их целесообразно реализовывать. Другими словами, с учетом фактора времени суммарные выгоды должны превышать суммарные затраты. При сравнении альтернативных проектов предпочтение должно отдаваться проекту с большим NPV. Разница между выгодами и затратами часто определяется как прибыль или эффект от реализации проекта/программы. И для эффективности проекта необходима положительная сумма приведенных прибылей (эффектов). Соотношение (6) является основным для определения экономической эффективности проекта/программы с учетом экологической составляющей и фактора времени.

Для определения приемлемости проекта/программы часто используются и два других критерия: внутренняя норма доходности (IRR) и соотношения выгоды/затраты (BCR). Величина внутренней нормы доходности эквивалентна дисконтной ставке (r), при которой текущее значение выгод будет равно величине затрат или IRR равно 0 (формула 1.7):

.              (1.7)

Формула соотношения выгода/затраты является производной от формулы чистого дисконтированного дохода (1.8):

.                                (1.8)

При BCR > 1 дисконтированные выгоды больше дисконтированных затрат. Это означает, что проект будет прибыльным и его имеет смысл принять. При BCR < 1 проект будет убыточным.

Проблема дисконтирования и определение величины коэффициента дисконтирования (ставки дисконта) носят дискуссионный характер в литературе. Очевидно, что чем данный коэффициент выше в приведенных формулах (1.6)-(1.8), чем больше мы ценим современные деньги и нынешние выгоды, тем меньшее значение имеют будущие выгоды, затраты, ущербы. Применение высоких ставок дисконта способствует стремлению к сверхэксплуатации биологических ресурсов для получения быстрой отдачи. Тем самым при принятии экономического решения приоритет отдается максимизации сегодняшнего благосостояния. И соответственно минимизируются будущие выгоды и возможные ущербы, что свойственно экологическим проектам/программам с их отдаленными эффектами и выгодами. Например, с позиций традиционного подхода затраты-выгоды такое экологическое мероприятие как посадка леса оказывается малоконкурентным, так как срок реализации лесных проектов составляет 50—70 лет, а ждать пока деревья вырастут до полной спелости надо десятилетия. В свою очередь проекты/программы, которые могут в отдаленной перспективе принести огромные потери и вред природе, могут при традиционных подходах оказаться эффективными в силу значительного занижения будущих затрат.

Современные ставки дисконта, используемые международными организациями, многими банками, достаточно велики и составляют 8—12%. В России в силу имеющихся значительных рисков эти показатели в несколько раз выше. В литературе часто говорят о тирании и дискриминации будущего при использовании стандартных методов дисконтирования. Такой подход не адекватен концепции устойчивого развития с ее приоритетами учета долгосрочных последствий, интересов следующих поколений.

В настоящее время в мире используется ряд возможных методов и подходов к преодолению «дискриминации дисконтирования» по отношению к экологическим проектам. Важным является получение как можно более полной экономической оценки ценности природных благ и услуг (более подробно этот вопрос рассмотрен в разделе 3), что существенно влияет на показатели затрат и выгод. Большую роль может играть тщательный учет будущих экологических рисков и неопределенности, что снизит привлекательность проекта с неясными экологическими последствиями. В некоторых странах государство задает более низкие — по сравнению с частным сектором и среднемировыми — ставки дисконта: на уровне 2-6%.

Наряду с анализом "затраты-выгоды" возможным подходом для определения эффективности инвестиций и выгодности проекта/программы в сохранение биоразнообразия может служить метод "затраты-результат/эффективность", который аналогичен отечественной методике приведенных затрат, разработанной в 80-х гг. В этих подходах не ставится задача определить эффект, выгоды, эколого-экономический ущерб и т.д. от реализации мероприятия для последующего сопоставления с затратами. Главное — найти такой вариант развития, который бы минимизировал затраты для достижения заранее поставленной цели. То есть важны только цель и требуемые для ее достижения затраты. Такие методы удобны в случаях, когда определить или идентифицировать экономические выгоды/эффекты от реализации проекта сложно, однако цель проекта важна для общества. Это, очевидно, относится проектам сохранения биоразнообразия, создания ООПТ, охраны редких видов.


(назад)